Возраст — дело тонкое

В одной из метрических книг нам встретился любопытный документ 1938 г.: доверенность от Антонины Петровны К. на имя её брата, которому она поручает взять выписку из метрики, чтобы подтвердить дату своего рождения – 1918 г. Доверенность эта найдена в метрической книге за 1915 г., и оказалось, что Антонина Петровна К. родилась именно в 1915 г. Разница в датах – 3 года.

Так, 20-летняя девушка
(как думала сама Антонина Петровна)
оказалась 23-летней

Подобных случаев в документах – великое множество. Вот только некоторые причины, рождавшие несоответствия.

Во-первых, в старину люди иначе относились к своему возрасту, зачастую определяли его по внешнему виду, по воспоминаниям. Дни рождения не отмечали, свой возраст не фиксировали. Да и вообще, про возраст вспоминали, когда женились (ведь возраст молодожёнов указывался в церковных книгах), когда умирали, и во время переписи населения.

Во-вторых, детей раньше могли крестить не сразу. Ведь не в каждой деревне была церковь и священник,    и не всегда родители могли записать рождение своего чада в срок. Зимой зачастую было трудно передвигаться по заснеженным дорогам, или, к примеру, в период сельскохозяйственных работ было просто не до этого. И к тому моменту, когда родители приходили крестить дитя, могло пройти уже весомое количество времени. Даты рождения детей дома не записывали; священнику родители могли сообщить одну дату, запомнить другую, ребёнку, же, когда он подрастёт, сказать третью. Что касается старшего поколения – чем человек был старше, тем больше возникало неточностей, связанных с его возрастом: человек попросту мог забыть, когда родился.

Бывают случаи, когда в одном и том же документе возраст человека пишут по-разному. Вот, к примеру, выписка из посемейных списков по д. Лушниковой Боровлянской волости Барнаульского уезда Томской губернии за 1909 г. В списке причисленного населения значится Первунин Захарий Васильев, 63 года, его жена Марфа Феодорова, 65 лет. Листаем документ далее и встречаем другую запись — отзыв (т.е. ответ) Первунина Захара Васильева, а в нём: «сам я 71 года, жена моя 1бр. Марфа Федорова 64 л.». И эта запись также датирована 1909 г. Разница в записанных годах Захара Васильева – 8 лет. Значительное расхождение. Вот такая детективная архивная история.

В заключение, расскажем курьёзный случай, прочитанный на одном из генеалогических форумов: в Черниговской Епархии, один дьячок метрические записи делал на кусочках бумаги, нанизывал на нитку и вешал в комнате.

«В это время была у него кошка в интересном положении; когда она разрешилась от бремени и котенки подросли, то стянули таковую нитку и уничтожили записи» (ЦГИАУ, Киев – Ф.127 Оп.765 Д.606 С.6).

Вот так кошка перепутала историю.

Ежедневно в процессе просмотра документов мы находим что-нибудь интересное, с радостью будем делиться с вами своими находками и дальше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *